МИЦЕЛИАЛЬНЫЕ ГРИБЫ — ПРОДУЦЕНТЫ БЕЛКОВЫХ ВЕЩЕСТВ

Современное общество волнуют три важ­нейшие проблемы: мир, питание и сохранение окружающей среды. Наиболее острым аспек­том проблемы питания является дефицит бел­ка, особая роль которого объясняется много­образием его биологических функций. Белок — основа тканей человека и животных. Фермен­ты и многие гормоны, обеспечивающие жиз­ненно важные процессы в организме человека, также являются белками.

В настоящее время население земного щара составляет свыше 4 млрд. человек, к 2000 г., по прогнозам ООН, население Земли достиг­нет 5,8—6,4 млрд., а к 2500 г.— 11 млрд. че­ловек. Мировая потребность в белке возрас­тет соответственно с 25 млн. т в 1965 г. до 42 млн. т в 1980 г. и 65 млн. т в 2000 г. Но уже сегодня более половины населения испыты­вает недостаток в белке. Это в первую очередь относится к развивающимся странам, населе­ние которых получает в 2 раза меньше белка и в 5 раз меньше белков животного происхож­дения по сравнению с высокоразвитыми стра­нами, что приводит к снижению средней про­должительности жизни людей.

Мы едим для того, чтобы обеспечить ор­ганизм пластическими материалами и энер­гией для жизнедеятельности. Взрослому чело­веку при физически нетрудной работе доста­точно 3000 калорий в сутки. 3000 калорий — это 330 г подсолнечного масла, или 750 г са­хара. Однако удовлетворить потребности ор­ганизма за счет только масла либо только са­хара практически невозможно, ибо пища дос­тавляет нам не только энергию для работы, но еще и материал для роста и обновления тканей и клеток. Пища должна быть разно­образной и содержать белки, жиры, углеводы, витамины. Источник энергии — жиры и угле­воды — в определенных пределах можно за­менять друг другом, можно даже заменить и белками. Но белки заменить нельзя ничем. Проблема питания человечества в конечном счете заключается в белковом дефиците. Там, где сегодня голодают, недостает прежде всего белка. Ежегодный дефицит белка оценивает­ся в 15 млн. т. Белки независимо от их расти­тельного или животного происхождения со­стоят из аминокислот—простых органических соединений. Все многообразие живой природы основано на белках, состоящих из 20 амино­кислот. Секрет же этого многообразия заклю­чается в индивидуальных структурах, обра­зуемых данными аминокислотами.

Помимо растительных белков человек по­лучает аминокислоты белков в основном с мясной пищей. Для этого следует годами скармливать животным растительные корма, содержащие в том числе и белки. С точки зре­ния выхода аминокислот это малопродуктив­но. Для наглядности следует сказать, что бык массой 500 кг при хорошем корме ежедневно дает привес 500 г белка. Аналогичные соотно­шения характерны и для овец, свиней, уток, кур, которых человек разводит как поставщи­ков аминокислот.

Есть надежные пути получения пищи с по­мощью растений и сельскохозяйственных жи­вотных. Пути эти испытаны временем. Однако они уже не удовлетворяют растущие потреб­ности человечества. Совершенно очевидно, что наряду с интенсификацией сельскохозяйствен­ного производства и освоения ресурсов Миро­вого океана реальной необходимостью ста­новится производство новых видов пищи.

Для того чтобы сохранить хотя бы сущест­вующий уровень питания к 2000 г., мировой уровень производства продовольствия необхо­димо увеличить в 4—7 раз, а продуктов жи­вотного происхождения в 9 раз. Анализ стати­стических данных по перспективам производ­ства продуктов питания показывает, что темпы его прироста могут существенно поднять уро­вень обеспеченности белком населения разви­вающихся стран. Проблема недостатка белка, особенно животного происхождения, в извест­ной степени затрагивает и экономически раз­витые страны (табл. 1). При традиционном трехстадийном способе получения белков жи­вотного происхождения (растительный бе­лок — животные — пищевой продукт) проис­ходят огромные потери белка. В связи с этим особое значение приобретают вопросы более рационального использования белкового сы­рья, улучшения химического состава пищевых продуктов путем прямого добавления белко­вых изолятов.

А. Н. Несмеянов, В. М. Беликов (1979),

Таблица 1 Обеспеченность белком населения планеты

Потребление белка, г/день

Показатель

На человека

Развитые страны

Развивающиеся страны

1961—1963 гг.

Общее потребление белка Белки животного происхож­дения БИ

85,6

45,3 0,53

1975 г.

Общее потребление белка Белки животного происхож­дения БИ

1985 г.

89,4

50,6 0,57

92,4

54,6 0,59

Общее потребление белка Белкн животного происхож­дения БИ

Примечание. БИ — соотношение в рационе белков животного и растительного происхождения (белковый ин­декс) .

Кроме традиционных способов получения пищи, рассматривают и новые: растительная пища из несъедобных растений (сахар из цел­люлозы); белковая пища без животного зве­на; пища без животных и без растений; син­тетическая пища.

Всем известно, что наиболее ценны молоч­ные и яичные белки, несколько менее белки

Мяса и менее ценен растительный белок. Его ценность лимитирована незаменимыми амино­кислотами. Сравнивая, например, белки говя­дины, муки и картофеля с белком молока, сле­дует отметить, что содержание незаменимых аминокислот в них составляет 60—70% моло­ка (табл. 2). В муке мало лизина, в картофе­ле — лейцина. Чтобы продукты были пита­тельны, следует добавлять в них недостающие аминокислоты. Улучшение кормов недостаю­щими аминокислотами есть балансирование. Балансировать можно любую растительную пищу. По своим качествам ближе всего к мясу белок сои. Его добавляют в колбасы, сосиски, фарш и т. д. При этом увеличивается масса этих изделий и не ухудшается качество. Осо­бенно важно, что белок сои и пшеницы под­дается кулинарной обработке. В мировой

Таблица 2

Аминокислотный профиль некоторых пищевых продуктов

Аминокислоты, % от содержания

Белок

В белках коровьего молока

Аминокислота

Коровьего

Молока, %

Говядина

Мука

Картофель

Триптофан

1,8

60

70

60

Лейцин

12,1

60

60

40

Изолейцин

7,9

60

60

60

Валин

8,6

60

50

60

Треонин

5,7

70

50

, 70

Лизин

10,7

70

20

50

Метионин

3,2

60

40

140

Фенилаланин

6,1

60

90

70

Гистидии

3,2

100

60

160

Практике известны такие искусственные про­дукты, как жареное мясо и отбивные котлеты из пшеницы, колбаса из сои и кукурузы, го­вядина из сои, ветчина и даже цыпленок из сои. По вкусу эти продукты трудно отличить от натуральных, по цене же они намного дешевле и обычно пользуются большим спросом.

Таким образом, балансирование раститель­ных продуктов позволяет получать белок, ана­логичный животному. Однако этот путь тре­бует интенсификации сельскохозяйственного производства.

Дефицит высокоценного белка определяет­ся миллионами тонн в год. Покрытие его на­ряду с увеличением производства продуктов растительного происхождения, рыбной муки и некоторых других возможно за счет микробио­логического синтеза. Одной из важнейших на­роднохозяйственных задач сегодняшнего дня является расширение промышленного произ­водства белково-витаминных концентратов для сельского хозяйства. Наиболее перспек­тивно получение белка микробиологическим путем. При этом не требуется посевных пло­щадей, и промышленное производство не за­висит от климатических условий, а также поддается точному планированию и регули­рованию.

Микроорганизмы как продуценты белка имеют ряд преимуществ по сравнению с высо­коурожайными сельскохозяйственными рас­тениями и животными и главное из них — высокая скорость роста. Кормом для них мо­гут быть меласса (побочный продукт получе­ния сахара), продукты осахаривания древе­сины, для многих — только о-алканы нефти, Ї2

Солома злаковых культур и т. д. Большое раз­нообразие микроорганизмов — продуцентов белковых веществ и типов их питания позво­ляет использовать самые различные виды сы­рья. При этом 500 кг культуры одноклеточных микроорганизмов в состоянии производить за сутки почти 1000 кг белка. По своему амино­кислотному ‘ составу он весьма сходен с жи­вотным белком. Содержание белка, например, в водорослях колеблется от 40 до 60% сухой биомассы. А 250 г этой массы достаточно для покрытия ежедневной потребности человека в белках и витаминах. Чтобы показать преиму­щества микробных белков по сравнению с белками животного и растительного проис­хождения, достаточно привести следующие данные: тонна белка в виде гороха за сутки производится на посевной площади 360 га, столько же белка в виде говяжьего мяса за сутки производится при откорме 2000 голов крупного рогатого скота. При использовании микроорганизмов такое же количество белка может быть получено с помощью 10 кг дрож­жевых клеток в ферментере емкостью 100 м3. Иными словами, микроорганизмы в 104 раза продуктивнее, чем животные.

В настоящее время уже широко исполь­зуются в корм животным дрожжи, обладаю­щие способностью в короткие сроки проду­цировать большое количество биомассы, ко­торая в высушенном виде представляет цен­ный белково-витаминный концентрат.

Многочисленные исследования, проведен­ные как в нашей стране, так и за рубежом, свидетельствуют о высокой кормовой ценно­сти белков микроорганизмов. Применение их — в комбикормах дает возможность получить значительное количество свинины, говядины, птицы, яиц. Так, в килограмме пищевых дрожжей содержится столько белка, сколько в 3 кг мяса. То же самое можно сказать и о кормовых дрожжах. Добавка тонны этого продукта в корма для птицы позволяет по­лучить дополнительно 1,5—2 т мяса или 25— 30 тыс. штук яиц, в свиноводстве эта же тон­на высвобождает около 5 т фуражного зерна.

Однако до настоящего времени при полу­чении биосинтетического белка в качестве продуцентов чаще всего традиционно исполь­зуются дрожжи и бактерии. Мицелиальным же грибам не уделяется достаточного вни­мания. Вместе с тем в ряде стран Востока и Азии микроскопические грибы являются ос­новой многих национальных способов приго­товления пищи.

Изучение роли дрожжей и мицелиальных грибов в процессах ферментации при полу­чении ряда национальных продуктов и на­питков в Индии, Непале, Пакистане, Сикки­ме и Тибете позволило установить, что фер­ментация, обусловливающая специфический вкус и качество продуктов, осуществляется в случае «Їd 1 і» Torulopsis Candida и Trichospo — roti pullulans, «kanji» — Hansenula anomata, «murcha» — H. anomala, Mycor rouxianus и Rhizopus arrhisus. Названные продукты были изготовлены в лабораторных условиях с вы­деленными культурами. Свойства получен­ных продуктов и напитков не отличались от местных образцов (Lekh, Patricia, 1974).

Промышленное культивирование мицели­альных грибов появилось задолго до эры ан­тибиотиков. Истоки его восходят к глубокой древности. Так, сыр рокфор изготовляли на юге Франции из молока овец еще тысячу лет назад. Другие виды «голубых» сыров также имеют древнюю историю. Вместе с тем лишь сравнительно недавно была выяснена роль микроскопических грибов в процессах при­готовления сыров. Из них наиболее распро­страненными оказались Penicillium roqueforti, P. camemberti, P. casei colum.

Очень давнюю историю имеет и примене­ние грибов в качестве пищи. Два века тому назад в Китае и Японии выращивали орга­низм, называемый «schi-ta-кё». Культивиро­вание его осуществлялось в специально при­готовленных древесных колодах, которые инокулировались спорами. Инкубация проте­кала несколько месяцев, после чего споро — формы собирали для еды. Наиболее известным из культивировавшихся в Европе грибов оказался Agaricus campestris. Во Франции этот гриб используют для пищевых целей с XVIII в.

К современной технологии имеет отноше­ние японский процесс «койи». Койя—на­звание продукта из культуры гриба Asper­gillus oryzae и A. soyae. При классическом способе койи культивирование осуществляет­ся на корзинках из сплетенного бамбука, что обеспечивает хорошую аэрацию. Койя-про — Цесс служит основой для производства сакэ, традиционного алкогольного напитка в Япо­нии. Полагают, что сакэ изготовляют с VIII в. Сейчас уже известно, что процесс койи основан на синтезе амилаз и других фер­ментов, способных аналогично солоду при гіийоваренйи превращать в сахар рисовый крахмал.

На Востоке мицелиальные грибы играют такую же роль, как солод на Западе. Они высоко ценятся за способность повышать усвояемость и вкусовые качества довольно пресных и неусвояемых продуктов, являющих­ся важными источниками белков в вегетари­анской или полувегетарианской диетах. Эти продукты перспективны для промышленности из-за ограничения животных белков и высо­ких цен на них.

Мицелиальные грибы используются для приготовления многих национальных блюд.

Соевое молоко: вымачивают соевые бобы в воде, затем их измельчают, фильтруют. Фильтрат кипятят.

Тофу: неферментированный творог, приго­товленный из соевого молока осаждением кальцием или сульфатом магния. Осажден­ный белок пропускают через сырное сито и удаляют из него как можно больше жидко­сти. Тофу имеет пресный вкус, питателен. При превращении тофу в суфу творог разрезается на кубики по ~3 см3. Кубики вымачиваются в течение 1 ч в растворе, содержащем 6% NaCl и 2%-ную лимонную кислоту. Затем ку­бики высушиваются при 100 °С, охлаждаются и инокулируются соответствующими грибами, в частности Actinomucor elegans, Mucor hiema — lis, M. silvatius и M. subtilissimus. Культи­вирование осуществляется до полного покры­тия кубиков белой пленкой гриба.

Мисо: используется чаще как приправа. По статистике на душу населения в Японии лотребляется 29,3 г мисо. Готовят его как в
фабричных, так и в домашних условиях, при этом в 60-е годы домашнее производство ми — со составляло 2/3 фабричного. Производство мисо похоже на приготовление соевого соуса. Исходным материалом здесь являются бобы и ячмень, бобы и рис или просто бобы. Если для мисо используют рис, койя готовится выращиванием Aspergillus oryzae на вымо-4 ченных и пропаренных цельных зернах. Рис должен быть только белый, так как черный имеет слишком твердую и восковую поверх­ность, что препятствует обильному росту гри­ба. При приготовлении «мама мисо», которое готовится исключительно из соевых бобов, койю получают выращиванием гриба на ча­сти бобов. При производстве мисо большая часть бобов не подвергается воздействию грибов, а смешивается с рисовой койей в на­чале стадии. Рисовая койя готова к исполь­зованию через 50 ч после инокуляции. Созрев­шая койя смешивается с солью и пропарен­ными бобами. Высокое содержание соли (4— 12%) и анаэробные условия быстро ингиби — руют рост гриба и создают оптимум для развития бактерий и дрожжей. Развитие со­ответствующей микрофлоры стимулируется добавлением порции мисо из предыдущей ферментации. Основные виды бактерий — продуценты молочной кислоты, дрожжи пред­ставлены Saccharomyces rouxii.

Большой интерес представляют такие ин­донезийские блюда, как темпе и онтъём.

Для приготовления темпе используют сое­вые бобы и грибы рода Rhizopus, для онтъ­ём— прессованный арахисовый шрот и Neu — rospora sitophila.

Темпе: соевые бобы вымачивают в воде, варят, охлаждают и инокулируют спорами Rhizopus oligosporus. Затем бобы укладыва­ют на мелкие подносы и выдерживают при температуре 30 °С 20—24 ч. Куски соевых бо­бов полностью склеиваются грибным мице­лием в единый твердый «пирог», который можно резать как хлеб. Пирог рекомендуется обжаривать на растительном масле.

В некоторых районах Китая известен про­дукт под названием мейтауза. Его получают выращиванием гриба Actinomucor elegans на твердом осадке после экстрагирования мо­лока соевых бобов.

Онтъём: в качестве субстрата используют осадок, полученный при отжатии арахисово­го масла. Твердые вещества арахиса промы­вают, пропаривают и инокулируют грибом Neurospora sitophila. s Конечный продукт об­жаривают и подают с соусом либо обжари­вают, заливают кипятком, добавляют по вкусу сахар и соль. Вкус продукта напоми­нает вкус фарша.

Гаманатто: продукт, представляющий сое­вые бобы, ферментированные Aspergillus oryzae. Разновидностью являются малайское блюдо тао-чо и филиппинское тао-си. Цель­ные бобы промывают, оставляют в воде на ночь, затем пропаривают 5—10 ч и охлажда­ют до 30 °С. Дальнейшая обработка может вестись двумя способами: 1) бобы инокули­руют по всей поверхности с помощью койи, выращенной на обжаренной пшенице и яч­мене; 2) охлажденные бобы смешивают с обжаренной пшеницей и мукой. Все это ино- кулируется A. oryzae. По первому способу

/

Бобы покрываются зеленым мицелием через 20 ч, затем высушиваются на солнце до влажности 12%. Во втором случае время культивирования не ограничено. Бобы сме­шиваются с имбирем и погружаются в соле­вой раствор. Смесь зреет под давлением око­ло 1 года, после чего бобы извлекаются и высушиваются на солнце. Они приобретают темную окраску, становятся мягкими как изюм. По вкусу напоминают мисо, но гораз­до слаще.

Гаманатто используется как легкая за­куска, в качестве приправы к говядине, ры­бе и омарам.

Все описанные способы ферментации ос­нованы на субстрате с высоким содержани­ем белка. Анг-как и аао-чао получают пу­тем ферментации риса.

Анг-как: красящее вещество, производят с помощью гриба Monascus purpureas, выра­щиваемого на очищенном рисе. Рис предва­рительно вымачивают, автоклавируют, охлаж­дают и инокулируют спорами гриба. Зерна риса должны быть достаточно сухими, что обеспечивает максимальную аэрацию. После обработки рис приобретает темно-красный Цвет. Природа пигментов не ясна. Предпо­лагается, что в этом процессе принимают участие два пигмента — красный монаскоруб — рин и желтый — монаскофлавин. Анг-как ис­пользуется для окрашивания рисовой водки.

Аао-чао интересен как пищевой продукт. Готовится из клееподобного восковидного риса, который часто используется, особенно в Великобритании, для начинки рисовых пу­дингов. Прожаренный и охлажденный рис инокулируют, укладывают в Чаиіку, закрьь вают и ферментируют 2—3 дня при комнат­ной температуре. Для инокулирования це­лесообразно использовать смесь двух куль­тур: Rhizopus chinensis и вид дрожжей Еп — domycopsis. Конечный продукт — мягкий, соч­ный, сладкий с легким спиртовым привку­сом и фруктовым ароматом. Его употребля­ют непосредственно в пищу или после до­полнительной кулинарной обработки подают на десерт.

Таковы основные ферментации, практи­куемые на Востоке. По данным ряда авто­ров (Smith, Berr, 1975), существует порядка 73 ферментаций и свыше 80 их разновидно­стей с использованием грибов и дрожжей. Многие из них интересны, подходят для про­мышленного изготовления с дальнейшей реа­лизацией в Европе как деликатесы.

Появление процесса койи в западном ми­ре связано с именем японского ученого Така — мине. Им был предложен и разработан про­цесс получения грибной диастазы. Процесс состоит из увлажнения и обработки паром отрубей, в результате чего происходит жела — тинизация крахмала и стерилизация субстра­та. Затем следуют охлаждение и инокуля­ция спорами Asp. oryzae либо препаратом та — ка-койи (гриб, выращенный на пшеничных отрубях). Опыты в крупном масштабе по применению така-койи вместо солода были проведены в 1913 г. на заводе в Онтарио. Выход спирта оказался выше, чем при ис­пользовании солода, однако неприятный при­вкус продукта не позволил воспользоваться процессом для производства.

Если така-койю экстрагировать водой с последующим осаждением спиртом, получа­ется более чистый ферментный препарат. Он продавался в течение многих лет под назва­нием така-диастаза как средство, способст­вующее пищеварению.

От японской койи берут свое начало раз­личные виды осахаривания субстратов.

В Китае также существовал процесс, использующий различные штаммы микроско­пических грибов с целью превращения крах­малистых материалов в спирты. Китайцы первыми предложили субстрат, на котором росла белая плесень, названная «китайские дрожжи». Как позже выяснилось, «китайские дрожжи» включали в себя грибы Amyloces rouxii, различные штаммы Мисог и Rhizopus delemar.

В более поздней модификации этого про­цесса гриб Rhizopus delemar выращивали в глубинной культуре и использовали либо от­дельно, либо в дополнение к солоду для уси­ления сахарификации. Затем добавляли дрож­жи с целью превращения Сахаров в спирт. Следующим шагом ■ была, естественно, изо­ляция фермента и его сушка. Таким обра­зом, амилопроцесс, либо процесс сахарифи­кации, претерпел длительное становление: использование грибов, выращенных на отру­бях (процесс койи), использование культу — ральной жидкости, полученной при глубин­ном выращивании мицелиальных грибов, ис­пользование ферментных препаратов. Однако процесс койи и по сей день применяется в Японии для получения некоторых ферментов.

Микроскопические грибы находят широ­кое применение и для получения кислот, та­ких, как галловая, лимонная, глюконовая, фумаровая.

Говоря о роли микрогрибов, нельзя не вспомнить о пенициллине, открытие которого связано с именем Флемминга. Вслед за пе­нициллином появились и другие антибиотики. Открытие пенициллина явилось мощным толч­ком для быстрого развития грибной фермен­тационной промышленности. Однако с биоло­гической точки зрения вездесущая роль гри­бов была оценена лишь сравнительно недавно.

В последние годы в связи с проблемой белкового дефицита микроскопические гри­бы рассматриваются и как продуценты белка для животных и даже человека (Жемойц, Орехов, 1975; Лобанок, Бабицкая, 1976; Ба­бицкая, Лобанок, 1976; Стахеев, 1978). По ря­ду показателей грибы имеют преимущества по сравнению с другими микроорганизмами. Как известно, людям свойственны привычки, укоренившиеся традиции. Человек ест пищу, которая ему нравится. Представления же о питательной ценности ее стоят, как прави­ло, на втором месте. Опыт показал, что вве­сти новый вид пищи, даже очень хорошей, среди населения, привыкшего к пище с дру­гими свойствами, очень трудно. Что же каса­ется грибов, то они как пища общеприняты и в ряде стран являются деликатесом. Пре­имущества грибов как продуцентов белка обусловлены и рядом других, более ценных свойств.

Ввиду высокого содержания и особенно­стей нуклеиновых кислот дрожжей и бакте­рий только до 10% белка в рационе можно заменить дрожжевым или бактериальным. Грибной же белок может употребляться в пищу в любых количествах, вплоть до полного замещения животного белка. Немаловажное преимущество грибов — легкое и дешевое от­деление мицелия. Мицелиальная структура его — ценное свойство при получении струк­турированных пищевых продуктов. Грибной белок легко подвергается кулинарной обра­ботке, его нитчатая структура позволяет имитировать общепринятые виды пищи.

Микроскопические грибы синтезируют болыцой набор ферментов, что позволяет превращать им в съедобный белок отходы от производства бумаги, текстильной промыш­ленности, пищевого производства и т. д.

Говоря о микроорганизмах — продуцентах белковых веществ, следует напомнить о не­которых предъявляемых к ним требованиям: высокое содержание протеина, высокие пи­тательные качества его, безвредность по от­ношению к человеку, животным, рыбам и растениям; удовлетворительная скорость ро­ста, высокая продуктивность, способность расти на простых культуральных средах в подходящей форме, а не пеллетами.

Следует отметить, что, несмотря на имею­щиеся обширные данные о белках однокле­точных, сравнительно мало литературы об использовании грибного мицелия. Причина кроется, возможно, в общераспространенном мнении (которое не разделяют многие ми­кологи), что грибы часто «ядовиты», растут медленно, имеют низкое содержание протеи­на, а тот протеин, который они содержат, низ­кого качества.

Однако по каждому пункту можно при двести возражения. Токсичные вещества про дуцируются не только грибами, но и бакте риями и даже растениями. Если белок ми­кроорганизмов производить как пищевой продукт, большинство аргументов за исполь­зование грибов. Известно, что грибы исполь­зуются человеком в пищу с давних времен. Строение грибов делает их особенно пригод­ными для пищи человека. Если посмотреть литературу, посвященную росту грибов, об­ращает внимание малое количество данных. Известно, что скорость роста у Asp. ni — ger — 0,20 ч-1, Graphium sp.—0,187 ч-1, Asp. nidulans —0,148 ч_1, Pen. chysogenutn — 0,123 Ч-1, Mucor hiemalis — 0,099 ч-1. Влияние температуры на скорость роста можно про­следить на примере гриба Asp. nidulans. При 25 °С (л = 0Д48 ч-1, 30 °С —0,215 ч~\ 37 °С — 0,360 ч-1. Анализируя литературные данные, можно сказать, что самой высокой скоростью роста среди грибов отличаются Geotrichum candidum (^ = 0,61 ч-1 при 30 °С) и Neurospo — rasitophila (ц = 0,40 ч"1) (Srnith, Berry, 1975). Следовательно, мицелиальные грибы весьма перспективны как продуценты белковых ве­ществ.

В Советском Союзе уже создана техноло­гия получения белковых веществ на основе использования жидких парафинов нефти, по­лучаемых в процессе депарафинизации ди­зельных топлив. Однако, несмотря на произ­водство белка из парафинов нефти, потреб­ность животноводства в этом продукте не будет полностью удовлетворена. Это связано главным образом с ограниченностью ресур­сов жидких парафинов. Увеличение выпуска белковых веществ возможно при условии пе­реработки газообразных углеводородов, про­дуктов их окисления, а также крахмал — и целлюлозосодержащего растительного сырья, запасы которого непрерывно восполняются путем фотосинтеза.

Ранее нами (Лобанок, Бабицкая, 1976) были обобщены литературные данные, а так­же результаты собственных исследований по получению биологического белка с помощью мицелиальных грибов. В настоящей работе представлены результаты более поздних ис­следований культивирования микро — и мак — ромицетов на крахмал — и целлюлозосодер — жащих субстратах, этаноле и метаноле, а также собственные данные, не вошедшие в упомянутые обзоры.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *